Ввоз фруктов из Белоруссии возьмут на специальный контроль

Опубликовано: 3 декабря 2015 г.

Россия вводит особый контроль за поставками экзотических фруктов из Белоруссии.

Об этом «Коммерсантъ FM» заявили в Россельхознадзоре. По новым правилам, на границе будут останавливать товары «неизвестного происхождения», которые идут через республику по поддельным сертификатам. Речь идет о яблоках, грушах, киви и персиках. Меры также коснутся ягод, овощей и молочной продукции. Как заявляют в Россельхознадзоре, из Белоруссии по фиктивным документам поступают фрукты и овощи из европейских стран, которые с прошлого года попали под российское продуктовое эмбарго. В этом году уже выявлено более 400 таких случаев. Специальный режим на границе с Белоруссией начнет действовать с 7 декабря. Управляющий партнер компании Management Development Group Дмитрий Потапенко ответил на вопросы ведущей «Коммерсантъ FM» Светланы Токаревой.

— Тот факт, что Белоруссия за 2015 год вошла в топ-10 поставщиков апельсинов, мандаринов, кокосов, ананасов, манго и гуавы, безусловно, вызывает наше удивление. Но, похоже, для Белоруссии это абсолютные нормы, да?

— Абсолютно, это прекрасно. У меня прекрасные еще оттуда ананасы поступают и очень неплохие креветки, семга у них очень хорошо ловится, вы знаете.

— Так стоит ли вводить особый контроль?

— Все-таки обратимся к тому, что указано в новостном поводе, значит, там всего лишь, извините, 400 случаев — это не так много. Так называемый особый контроль — это всего лишь желание чуть-чуть попугать батьку. Но тут неизвестно, кто кого пугает, потому что, упаси господь, если прекрасный поставщик ананасов белорусских накроется, то прилавки начнут пустеть, потому что, конечно, очень классно нашим чиновникам сначала написать какую-нибудь бумагу о том, что мы кому-то там делаем козу, типа турков, египтян, поляков и далее везде, но в итоге приводит ровно к диаметрально противоположному эффекту — наказываются наши сограждане повышением цен.

Потому что там белорусы свои какие-то деньги закладывают, транспортную логистику изменяют, а в итоге вот по факту к концу этого года поляки увеличили сбыт своей плодоовощной продукции на 15%, Норвегия увеличили чистую прибыль по рыбе в четыре раза, так на секундочку. Поэтому сейчас, когда пойдет просто турецко-белорусский товар, то, собственно говоря, опять-таки потому что наши сограждане заплатят из своего кармана всего лишь из-за того, что мы, понимаете, каким-то фарисейством занимаемся, этим мы никого не наказываем, кроме наших сограждан.

— Да, по вашим словам, Дмитрий Валерьевич, все выигрывают: поставщики, посредники и покупатели.

— Кроме наших сограждан. Вот основная проблема, у нас проигрывают самое основное наши покупатели. Потому что падение розничной торговли, вы знаете, наверное, в октябре составило практически 11,7%. Такого падения не было с 90-х годов. Каждый месяц ставим мы рекорд за рекордом. В предыдущие месяцы было 9,7%, такого падения не было с 90-х, то есть сейчас розница в товарном выражении падает. Мы откатились к 90-м на раз-два, причем просто своими же собственными бумажками. Поэтому если потребитель должен потреблять, понятно, что голода не будет, вот давайте сразу, потому что, исходя из этой военной логики, будет ли голод — нет. Для того чтобы появился голод, должно стать меньше пяти продуктов. Накормить человека можно пятью продуктами.

Но когда люди лишаются самого главного, — основным поставщиком в зимний сезон была как раз Турция по помидорам, — то и наши опять-таки чиновники радостно хлопают, что они куда-то поехали заключать какие-то договоры, очень хочется, чтобы Счетная палата, Генпрокуратура, наши сограждане задали сакральный вопрос этим чиновникам — в чью пользу они заключают договоры? У них что, есть каналы сбыта? Нет.

— Скажите, пожалуйста, Дмитрий Валерьевич, а вот именно ситуация с Турцией тоже послужила, как вы считаете, неким поводом для усиления контроля над Белоруссией?

— Да, именно, тут даже не обсуждается. Именно ситуация с Турцией является тем спусковым механизмом для контроля за Белоруссией и никакая иная, потому что все прекрасно понимают, что сейчас поток вот этого предновогоднего товара, который еще есть по старым контрактам, он пойдет через Белоруссию, потому что турецких бизнесменов, которых пакуют на границах, на ровном месте причем, — мы еще не ввели визовый режим, — они, конечно, перестраивают свою логистику так, чтобы у них как у турецких бизнесменов была гибридная торговая поставка, по аналогии с гибридной войной, которую мы любим вести. Поэтому, да, это исключительно турецкие отголоски, не более того.

— Да, а почему тогда Россельхознадзор смущает реэкспорт из Марокко, Македонии и Туниса, если не ошибаюсь, оттуда поставки овощей и фруктов пока не запрещены?

— Их он смущает по одной простой причине, потому что им опять-таки надо отчитываться, что нанесли какой-то урон экономике «проклятых буржуинов», а «проклятые буржуины», оказалось, что они договороспособны и умеют прокидывать итальянский и испанский товар через другие страны. Напомню, что, поскольку у нас очень часто говорится, что, например, мандарины можно заместить из Абхазии, из того же Марокко, но я вот вынужден огорчить наших сограждан: в Марокко основная масса произрастает, по климатическим условиям, не мандаринов, а клементинов, ну так уж получилось. Это несколько другой фрукт, как говорится, посему, дорогие сограждане, когда вы увидите мандарины из Марокко, то вероятность того, что они окажутся, скорее всего, либо испанскими, либо турецкими, ну, конечно, они будут белорусскими, это мы все с вами теперь понимаем, она крайне высока.

— Как вы считаете, все эти заявления по контролю, они все-таки будут реализованы на практике, или они носят некий голословный характер, лишь бы, как вы говорите, попугать, показать?

— Они будут, я думаю, что мы даже увидим несколько телепрограмм, у нас же сейчас еще можно уничтожать, я думаю, что пару несчастных уток или пару несчастных ящиков белорусских мандаринов раздавят бульдозерами, а потом на них еще проедутся четыре раза танки, я думаю, что это мы обязательно с вами увидим. Другое дело, что на реальную ситуацию на рынке это не повлияет никак, потому что, еще раз говорю, — я не знаю, как будут дальше экстраполировать ссоры на внешнеполитическом уровне, я не готов это обсуждать, потому что из другой оперы, — но в целом без овощей и фруктов можно как бы просуществовать.

— Но сложно.

— Нет, почему? Можно, это не самая сложная история. Можно прожить без мандаринов, ананасов и манго? Да можно, в общем-то. Я же говорю, если исходить из истории осажденной крепости, то пять продуктов, и все у вас замечательно, просто другое дело, что жизнь наших сограждан будет вот такая, что лишь бы не было войны, но мне кажется, что в XXI веке страна, которая не ведет войну, должна, и наши сограждане должны питаться…

— Должны жить иначе.

— Да, как-то несколько иначе жить в другом мирном, не знаю, мироощущении, что ли, я бы сказал.

Источник: КоммерсантЪ


Рецепты: